Свежий номер

Новый конкурс

Поиск Гугла
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
Это может быть интересно Всякая всячина
Поделиться в соцсетях

Литературный конкурс. Рассказ нашей чительницы Азалии Менибаевой «Апельсин и шоколад»

Новая победительница литературного конкурса – Азалия Менибаева. Приз, креативный блокнот для творчества от издательства «Эксмо», отправляется к ней в Казань. А мы ждем новых рассказов от наших читательниц!

Я круглая. Именно круглая, не толстая. Ладно, фигурка у меня еще ничего, но лицо… Просто колобок колобком! Да еще и веснушки. Просто невероятное количество светлых пятнышек на лице. Если к этому добавить еще и рыжие волосы… Думаю, вовсе неудивительно, что все зовут меня Апельсинкой, за исключением мамы с папой, конечно. Они называют меня ласково: Алечка. И ведь никто не ленится произносить мое прозвище полностью. Неужели трудно сказать просто «Аля». Так нет же: А-пель-син-ка. Тоже мне, друзья называются. Как же все-таки глупо обижаться из-за такой ерунды, но ничего не могу с собой поделать: постоянно злюсь и раздражаюсь, едва заслышав, как меня окликают.

А все парикмахер! Злой, гнусный, нехороший человек. «Вашей дочке больше подойдет каре». Ну-ну. Воспользовался детской несознательностью, дабы совершить преступление.

После этого каре я и превратилась во фрукт. Для всех. Сейчас у меня дурацкое прозвище и упрямое нежелание ходить к парикмахерам. Ах да, забыла, еще и скептическое отношение к миру. Мама называет это «трудностями подросткового периода» или же «юношеским максимализмом». Впрочем, я несильна в терминологии. Мама у меня психолог, ей виднее...

Да я в Деда Мороза не верю лет с пяти! А все этот папин друг. До сих пор помню отвалившуюся бороду и дырявый мешок. Так, к чему это я… А, точно, я не верю в чудеса! Не верю – и все тут!

Наверное, стоит поведать об успехах в любви… пардон, в рисовании. Это мое единственное утешение. Когда рисуешь, все сразу встает на свои места. К тому же мои бумажные творения – чуть ли не единственное место, где никто не посмеет исковеркать мое имя. Кстати, меня зовут Алиса. Приятно познакомиться! Нет, к сожалению, не та, что водит дружбу с

Безумным Шляпником. Что ж, если бы про меня и написали детскую книжку, она бы называлась «Алиса в стране без чудес» и была бы очень скучной.

Снова завернула не туда. Стоит только задуматься о чем-нибудь важном, как все идет наперекосяк, о чем красноречиво повествуют синяки и ссадины на коленках. Мне думать нельзя.

Это опасно для здоровья. Правда, в школе такая отговорка не проходит. Чуть не забыла: у меня очень плохая, просто отвратительная, самая что ни на есть ужасная память. Как вам мой портрет? Задумчивый, забывчивый, рассеянный и неуклюжий скептик, по совместительству горе-художник, философствующий в свободное от падений время. Просто замечательно.

Так вот, я направлялась в храм (нет-нет, не науки, школа находится в противоположной стороне) искусства, где мне преподают азы великого изобразительного мастерства. Знаете ли, становление художником требует усидчивости и долгого кропотливого труда. А навстречу мне шел (уже догадались кто?) паренек с очень смуглой кожей. Наверняка в школе дразнят, мол, шоколада объелся. Он шагал прямо навстречу с огромным букетом полевых ромашек… Ага, как же, ромашки. Ну-ну. Размечталась. Никому я не нужна. Я жалко шмыгнула носом и утерла скупую скептическую слезу. Ну вот, опять нюни распустила. Пока окончательно не раскисла, решила подбодрить себя эндорфинами и зашла в ближайший супермаркет.

– Шоколад. Молочный и с орешками, пожалуйста.

– А я не продавец! – радостно произнес очень загорелый молодой человек, которого я по глупости (хотя зрение не мешало бы проверить) приняла за продавца.

– Да? – с сомнением спросила я. Скептических ноток в моем голосе слегка поубавилось. Парень лучезарно улыбался, глядя на мое смятение и растерянность. Ну перепутала, с кем не бывает. Что ж в этом смешного! Тем временем уголки моих губ тоже предательски поползли вверх, и совершенно неожиданно для себя я хихикнула. Как несерьезно… Через мгновение мы уже хохотали от души – да так, что полки в супермаркете возмущенно пошатнулись. Ну-ну. Хм…

А знаете, я все-таки верю в чудеса.