Свежий номер

Новый конкурс

Официальная группа журнала "Маруся" ВКонтакте
Поиск по сайту
Июнь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Маруся ВКонтакте:
Маруся в Вконтакте
Поделиться в соцсетях

Нонна Гришаева: И смех, и успех!

Нонне Гришаевой любая роль по плечу. Она и мама из «Папиных дочек», и красотка-ведущая в фильме и спектакле «День радио», и вообще любая звезда на выбор в шоу «Большая разница»! В интервью она рассказала о своей профессии, о любимой Одессе и о том, как важно быть хорошей мамой.

- Нонна, вы пришли в ситком «Папины дочки» как совершенно новый человек: мама, которая взялась у девочек практически ниоткуда. Когда вам говорили об этой роли, какой вы представляли свою героиню?

– Мама в продолжении сериала стала одной из главных фигур. Для ее внезапного исчезновения из жизни девочек придумали оправдание, причем довольно достоверное. Мне кажется, только сильный удар шайбой в голову может оправдать женщину, которая бросает пять дочерей, тем более таких! Когда я прочитала сценарий, мне стало интересно сыграть эту героиню, тем более что в «Папиных дочках» работает огромное количество близких и хорошо знакомых мне людей – мы вместе снимались в сериале «Люба, дети и завод». С девочками-актрисами мне раньше общаться не доводилось, поэтому я очень волновалась: как они меня воспримут? Оказалось, что беспокоилась я напрасно – у нас сложились прекрасные отношения. Правда, вне съемочной площадки с девочками общаюсь нечасто – у меня очень много работы. Иногда не хватает времени на общение даже с родными детьми.

– Ваша собственная дочка не ревнует вас к «папиным» дочкам?

– Нет, она любит этот сериал и была очень довольна, когда меня утвердили на роль мамы. Ей нравятся все девочки, и мы с ней вместе с нетерпением ждали выхода первых «моих» серий.

– Ваша дочь, насколько я знаю, тоже пробовала себя в качестве актрисы. Ей понравилось?

– Да, мы вместе снимались в ситкоме «Люба, дети и завод». Ей понравился съемочный процесс, но желания сниматься дальше не возникло. Нет безумной тяги к актерству, она талантлива совершенно в другой области. Может быть, будет театральным художником по костюмам или дизайнером современной одежды. У нее есть склонности и желание заниматься именно дизайном.

– Вы сами вышли на сцену в возрасте десяти лет. Помните свои ощущения?

– Абсолютный восторг! Я считаю, что сцена – это наркотик, и если ты этот наркотик вкушаешь еще в детстве, то без него потом невозможно жить.

– Тем не менее, с мамой у вас было серьезное противостояние по поводу переезда в Москву из родной Одессы. Она очень не хотела вас отпускать. Как удалось ее переубедить?

– Мама сдалась, потому что ей многие люди, в том числе педагоги, говорили о Москве – не только я. Директор музыкального училища в Одессе, где я училась, после экзамена по актерскому мастерству подошел к маме и спросил: «А что ваша девочка у нас делает? Берите документы, везите ребенка в Москву!» Мама говорит: «Мы уже были, нас там приняли, но я побоялась ее там оставить…» Он возмутился: «Что же вы?! Везите, не раздумывайте!» Это была уже последняя капля. Да и я целый год ей твердила, что хочу в «Щуку» (Ред. – Театральный институт имени Бориса Щукина) и без «Щуки» мне не жить. Вот она и сдалась, в конце концов.

– Когда вы оказались в Москве без мамы – трудно пришлось?

– Трудно – не то слово. Это были девяностые годы. С едой было сложно. Продукты по талонам. На макаронах «сидели», на кашах. Блины жарили, потому что для них, кроме муки и воды, почти ничего не требовалось. А еще мама посылки присылала из Одессы. У меня стипендия была 30 рублей, на нее не разгуляешься, а у мамы все-таки была возможность купить еду.

– После солнечного побережья в Москве, наверное, вам было неуютно? Дожди, хмурое небо…

– Да, в московском климате мне жить очень тяжело. Я регулярно езжу летом в Одессу, а зимой в теплые страны, к морю, к солнцу. Если я хотя бы раз в год не приеду в любимый город, я потом не смогу жить в Москве, Одесса для меня – это все. Первую неделю я отдыхаю и ни о чем не думаю, потом начинаются визиты к друзьям и родственникам, хочется всех увидеть, со всеми пообщаться.

– Существует мнение, что Голливуд – предел мечтаний любого актера. Вы там тоже снимались. Какие остались впечатления?

– Я не испытала какого-то особенного восторга. Роль у меня была не такая уж большая, но зато мне удалось ощутить разницу между тем, как снимают кино там и как снимают у нас. Разница в съемочном процессе огромная: как у них все поставлено, организовано… Камера бегом переставляется! Простоев не бывает вообще.

– Вы работали вместе с Джеки Чаном. Довелось с ним пообщаться?

– Да. Он меня совершенно потряс отсутствием звездной болезни. Я даже не могла вообразить, что звезда такого масштаба может быть таким простым в общении. А еще он очень заботливый. Я все время мерзла, а он ноги мне укрывал – сам приносил одеяло и укутывал.

– Желания остаться в Голливуде не возникло?

– Я не так хорошо знаю английский язык, как там требуется. Впрочем, и желания особого остаться нет. Мне очень не нравится Америка, после поездки туда на гастроли с театром Вахтангова я все поняла про эту страну, про этих людей – мне совсем не понравилось бы там жить.

– Если бы вам не приходилось думать о том, чтобы зарабатывать деньги, чем бы вы стали заниматься для удовольствия? Где бы жили?

– Жила бы в Одессе. Организовала бы там театральную школу для детей, наподобие той театральной студии, в которой занималась я. К сожалению, сейчас там такой школы нет.

– Все ваши роли – комедийные. Вы с детства хотели смешить людей?

– Нет, на самом деле я приехала в «Щуку» в абсолютной уверенности, что я Джульетта, и только благодаря моим педагогам поняла, кто я на самом деле. На втором курсе я как раз раскрылась в таком разделе, как «наблюдение». А наблюдение – это основа пародии. В раннем детстве, в четыре-пять лет, я уже пародировала певцов советской эстрады. Но в «Щуке» это развилось, педагоги раскрыли мои комедийные таланты. Я стала получать удовольствие от перевоплощений.

– Многие женщины не умеют смеяться над собой. Как это - я превращаюсь в «клоуна Таню»? Меня же не будут воспринимать как женщину!

– Никогда не боялась быть смешной и некрасивой, именно поэтому я характерная артистка. Никогда не боялась себя изуродовать в гриме, зуб серебряный вставить, ватку за губу подложить. На третьем курсе я играла Коробочку в «Мертвых душах», меня даже педагоги на кафедре не узнали. Кто это идет? Это Гришаева?! Я подложила вату под губу, нарисовала старческие морщины и так ходила – неузнаваемая.

– Каждый комедийный актер, кажется, жалуется, что в компаниях все ждут: сейчас он будет нас веселить!

– У меня хобби – анекдоты. Мне удается их смешно рассказывать, так что я вполне могу повеселить компанию.

– В вашем творчеством багаже – и кино, и театр, и телевидение, и мюзиклы. Что вам больше всего нравится?

– Больше всего удовольствия мне доставляет работа в передаче «Большая разница». Сначала я смотрю своих героев по телевизору, потом перед зеркалом «примеряю» на себя. Кстати, на мои пародии никто ни разу не обижался, наоборот – смеялись, подходили, благодарили.

– Как вы проводите свободное время?

– Если выпадает свободная суббота, то я занимаюсь детьми. Могу сводить дочку в кино, а с сыном просто погулять, почитать, поиграть. Раньше я нередко ходила на тусовки, вечеринки, а теперь стараюсь все свободное время посвящать детям, общаться с ними как можно больше.

– У вас есть мечта?

– Хочется сняться в музыкальном кино. Я посмотрела фильм «Стиляги» и поняла, что у нас в стране научились снимать качественное музыкальное кино. Хочется поработать в таком проекте. И хочу свой большой дом. Два больших дома. В Москве и в Одессе.

Автор выражает благодарность каналу СТС за помощь в организации интервью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *